maale: (Default)
Вчера в семь часов утра, заказывая такси, услышала от оператора "Your booking nubmer is 69".
Раздумывала некоторое время, считать ли это предзнаменованием "удачного" продолжения дня, или, может, обойдется.
Не обошлось...
maale: (Default)
В Англии около нуля, после финских -25 - почти лето. Но ощущение лета быстро пропадает, когда попадаешь в помещение. Топить в Англии никогда не умели, и похоже, никогда не научатся, как впрочем и сохранять тепло. Одинарные рамы - обычное явление, даже и в новых домах. Теплая одежда тоже не в ходу, люди ходят по улице в легких куртках и без шапок. Когда я, сидя в офисе одна в большой нетопленой комнате, надеваю дубленку, мне удивленно говорят "Как, ты мерзнешь? Ты же из России, у вас там морозы"
maale: (Default)
Установила вчера личный рекорд сидения в самолете в ожидании взлета - полтора часа. Достойным занесения в анналы можно также считать объявленную пилотом по радио причину задержки: "Сейчас мы ждем, когда в наш самолет доставят кофе". Перед этим в течение часа пилот пытался отвлечь внимание пассажиров ничего не значащими отговорками типа "Ждем, когда погрузят багаж", "У нас в самлете течь, ждем, когда ее устранят", "Проверка показала, что никакой течи не было, просто вода замерзла, так что вы не сможете мыть руки в туалете, но лететь нам это не помешает". И вот наконец названа настоящая причина. И то верно - как же финны смогут управлять самолетом в отсутствие кофе.
maale: (Default)
Как известно, основу многих японских бдюд составляет сырая рыба. Причем, рыба, используемая для приготовления этих самых блюд, должна быть исключительно свежей. Кульминация моего постижения этой простой истины наступила в четверг.
Вечером женская часть японской компании устраивала "девишник". Они сняли небольшой ресторан, где все сидят вокруг стойки, за которой повар готовит еду прямо на глазах у посетителей.
Повар, оглядев компанию, первым делом спросил, все ли я могу есть. Я сказала, что все. Он переспросил, ем ли я сырые креветки. Моя точка зрения в подобных делах такая, что если другие едят, то почему бы и мне не попробовать? Так что, я сказала, что ем. Сначала подали что-то совсем маленькое и не запоминающееся. Следующим номером были как раз те самые креветки. По две штуки каждому. Большие, серо-зеленые, с радужными хвостами, без головы и чешуи, оставлен только хвост и последний сегмент чешуи (или как там это у креветок называется?). Я взяла одну, повозила ее в соевом соусе, откусила около хвоста и начала жевать. Было довольно вкусно. Тут вдруг моя соседка округлила глаза (насколько это возможно для японки) и начала тыкать пальцем в плошку, куда я положила откушенный радужный хвост. Хвост шевелился! А я-то удивлялась, что когда я ее кусала, она как-то странно ускользала из зубов. Креветки были - свежее не бывает, хвост продолжал шевелиться, даже будучи лишенным головы и туловища. Ну, у меня-то нервы крепкие, я даже смогла после этого вторую креветку съесть, правда, убедившись сначала, что она не окажет сопротивления. А представьте на моем месте кого-нибудь более впечатлительного?
P.S. Продолжение ужина ничем таким больше ознаменовано не было. Может, разве что, стоит упоминания тот факт, что после живых креветок подали этих самых креветок ноги, зажаренные в кипящем масле. Довольно вкусно.
maale: (Default)
"Herisinki", "scaRaa and cLystal Lepot" - неужели правда между звуками Л и Р нет никакой разницы?
maale: (Default)
Вчера на ланч ходили в кафе, где подают лапшу. В миске с кипящим бульоном плавает очень очень длинная лапша, креветки, рыба, лук и т.п. Чтобы не обжечься предлагается лапшу порциями перекладывать в посудинку поменьше и из нее уже есть. Перекладывать и есть, естественно, палочками. Ухватываешь несколько лапшин из миски, поднимаешь повыше, и висящие концы опускаешь в маленькую плошку. Лапша ужасно скользкая, если концы не поднять в воздух, она тут же ускользает обратно в миску. А едят ее так: подцепляют палочками, заправляют то, что подцепили, в рот и всасывают в себя с характерным звуком. При всасывании надо держать палочки около рта, чтобы лапша проходила между ними, иначе мокрый конец лапши стукнет по физиономии. Салфетки дают только иностранцам.

Тетенька, которая меня тут везде водит, и на ланч, и вечером на обед, и в офис привозит утром, объяснила мне, что если бы вместо меня приехал мужик, то его бы всюду водил директор или на худой конец финансовый менеджер. И вообще, тут, говорит, не принято, чтобы тетки с мужиками вместе обедали или куда-нибудь ходили. В пятницу в компании будет party для теток, в ресторане, меня тоже позвали. Для мужиков party уже поводили какое-то время назад.

Как меня и предупреждал мой коллега, бывший тут до меня несколько раз, японцы на все кивают головой и говорят "Yes-yes-yes", особенно, если не понимают, о чем речь. Местный финансовый директор по-английски понимает очень плохо. Можно на пробу предложить ему удалить всю базу данных, держу пари, он только улыбнется и скажет "Yes-yes-yes".

А солнца за все четыре дня что я здесь так и не было. Ни восходящего, никакого.
maale: (M&Y)
Ну, вот я и в Японии. Спать в самолете не получилось, подремала часок в автобусе, пока ехала из аэропорта в Йокогаму. В окно смотреть оказалось совершенно не интересно - обыкновенный хайвей, стенками отгороженный от жилых кварталов, а где стенок нет, там пустынные поля, перемежающиеся редкими деревьями. Городские кварталы в основном выглядят довольно уныло - безликие здания, бетонные или облицованные кафелем. Их бы если не отремонтировать, то хотя бы помыть, и то было бы веселее.
Дальше... )
maale: (Default)
Боже, как трудно вставать в понедельник утром! Особенно, если накануне лечь спать после полуночи. Особенно в 5:45 утра. Глаза не открываются, сознание отказывается включаться, работают только некоторые перефирийные отделы мозга, отвечающие за умывание и одевание. Диспетчер такси тоже еще спит: "Ваш номер закаказа 98, ой, нет 89". Такси не едет. Я живу в доме номер 9, напротив нас находится дом 44, так что если диспетчерша, как однажды уже было, отправила машину в дом номер 8, я опоздаю на самолет. Звоню опять, бужу диспетчершу. Нет, все правильно, yhdeksän. Стою с чемоданом посреди сонной улицы. Приезжает заспаный таксист. Аэропорт, регистрация, самолет. Не спать, щас принесут завтрак! Ага, вот и он. Все как обычно: омлет, сосиска, хлеб, масло, джем в малюсенькой стеклянной баночке. Ой, у меня нет сил открыть баночку! Пять попыток - безуспешно. Большая финская стюардесса не дает мне погибнуть от голода.
Вот и Копенгагенский аэропорт. Дальше надо ехать на поезде. Стою в очереди в билетную кассу. Передо мной двое русских, мужик и тетка. Одеты очень прилично, видимо, в командировке, или, как говорят в России, "по бизнесу приехали". Выделяет их из толпы только английский с рязанским акцентом и барсетка у мужика - этакая дамская сумочка, только ручки через плечо не хватает.
Протягиваю кассирше бумажку с названием места, куда мне надо доехать. Она читает. Кошмарный язык - ничего общего с тем, что написано на бумажке! Как же я узнаю, когда объявят мою остановку? Так и проехать недолго. Начинаю просыпаться. Не проехала, добрые люди не дали.
В офисе пришлось уже проснуться окончательно. Поработали довольно плодотворно, жаль только, не удалось весь проект себе урвать, местные специалисты не хотят свой кусок упускать.
За обедом коллега лет 45 завел разговор о том, как он ездил в совестские времена в Ленинград. "Представляете, можно было штаны за сто долларов продать. Некоторые туристы из нашей группы по нескольку пар везли. И на черный рынок не надо идти, прямо на улице к тебе подходят и штаны спрашивают. Но мне, говорит, в Ленинграде не понравилось. Ко мне один там прицепился, продай штаны, да продай. Я ему говорю "нет", а он не отстает, по пятам ходит. Потом гляжу - а их уже четверо и окружают меня. Я своей подруге кричу "Беги в гостиницу, позови на помощь". Но тут вдруг эти четверо сами от меня отстали, вскочили в автобус и скрылись. А еще совестские люди у нас все Библию спрашивали". Тут я уже удивилась. "Зачем?"- спрашиваю. "Как зачем? В Советском Союзе же Библия была запрещена". "А что бы они с ней стали делать?" "Как что? Читать." Тут я еще больше удивилась. "Как бы они стали читать Библию на датском языке?" "Не знаю" - говорит мужик, - "но все время на улице Библию спрашивали". И тут до меня доходит! "Мужик," - говорю - "они просили не 'байбл', а 'бабл гам', жвачку, то есть! В Советском Союзе жвачки-то не было, а всем хотелось." Озадачила я мужика. Он-то себя миссионером чувствовал.
maale: (Default)
Все говорят только о футболе. Read more... )

Profile

maale: (Default)
Masha

February 2013

S M T W T F S
     12
3456789
101112 13141516
17181920212223
2425262728  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 08:42 pm
Powered by Dreamwidth Studios